Эффективные правовые решения
для медицинского бизнеса
Главная  /  Пресс-центр  /  Публикации  /  Врачебная комиссия медицинской организации: вопросы и ответы. ЧАСТЬ 1.

Врачебная комиссия медицинской организации: вопросы и ответы. ЧАСТЬ 1.

Врачебная комиссия медицинской организации: вопросы и ответы

Лена Каримова: Передача «Медицинское право» и я, её ведущая Каримова Лена. Тема сегодняшнего эфира: «Врачебная комиссия, вопросы и ответы».  Сегодня со мной будет вести передачу замечательный специалист Кузьмин Станислав Борисович, старший преподаватель кафедры медицинского права Сеченовского университета, заместитель директора по внешним коммуникациям национального института медицинского права. Сегодня у нас в студии гость Анжелика Павловна Ремез, медицинский судебный юрист, конфликтолог, управляющий партнер юридической группы «Ремез, Печерей и партнёры».

Сегодня мы поговорим о врачебной комиссии. Протокол врачебной комиссии, пожалуй, это единственный документ, предусмотренный законодательством Российской Федерации, который отражает правовое мнение медицинской организации. Протокол врачебной комиссии приобщается к медицинским документам, к материалам уголовного, гражданского дела. Пациент получает медицинскую помощь в медицинской организации у специалистов разных направлений, и каждый специалист ставит свой диагноз, и лечит свой диагноз. Но пациент у нас один и здоровье у него одно, и состояние здоровья у него одно. Конечно, решение и анализ оказания медицинской помощи должны решаться комиссионно специалистами нескольких профилей, тех, которые оказывали пациенту медицинскую помощь.  Кроме того, когда есть заключение патологоанатома о расхождении клинического и патологоанатомического диагноза, мы тоже должны понимать, что само по себе расхождение клинического и патологоанатомического диагноза не может свидетельствовать о том, что медицинская помощь оказана некачественно или ненадлежащим образом. То есть морфология и клиника могут расходиться и, конечно же, врач одной специальности, патологоанатом, не может решать вопросы качества медицинской помощи.

Станислав Борисович, насколько актуальна тема врачебной комиссии в медицинской организации?

Станислав Кузьмин: Мне хотелось бы затронуть, наверное, одни из самых основных вопросов, которые мы точно будем обсуждать. Прежде всего, сделать акцент на прикладном характере решения врачебной комиссии, потому что, как вы уже подчеркнули, это объективное мнение медицинской организации, медицинского сообщества, той организации, которая оказывала медицинскую помощь пациенту, это объективная оценка действий всех работников данной медицинской организации с отсылкой к регулирующим данную деятельность нормативно-правовым актам.  Только тогда это решение имеет легитимный характер и имеет свой вес не только при решении конфликтных ситуаций в досудебном порядке, но и имеет, зачастую, даже решающее значение при разбирательствах в суде. Это, можно сказать, реальная форма защиты для медицинской организации, показать, насколько сама медицинская организация заботится о качестве медицинской помощи, что она делает для того, чтобы обеспечить это качество. Мне кажется, мы должны сделать основной акцент на это в нашей передаче.

Лена Каримова: Кроме того, кто, кроме медицинской организации, заинтересован в анализе оказания медицинской помощи, в безопасности и качестве медицинской деятельности, именно в качественном разборе? Мне кажется, это первоочередная задача.

Анжелика Павловна, скажите, пожалуйста, начиная с азов, что из себя представляет врачебная комиссия или подкомиссия врачебной комиссии, и какими нормативно-правовыми актами регулируется деятельность комиссии либо подкомиссии?

Анжелика Ремез: Основные нормативно-правовые акты, которые регулируют деятельность врачебной комиссии, а также её подкомиссии (сейчас объясню, в чём её функции), это приказ 502Н министерства здравоохранения от 5 мая 2012 года, который так и называется: «Об утверждении правил создания деятельности врачебной комиссии медицинской организации». В разделе 4 этого приказа есть перечень вопросов, которые компетентны решать врачебные комиссии. Что значит подкомиссия самой такой комиссии? Это возможность медицинской организации, её руководства, председателя, делегировать заместителям своим, руководителям подкомиссии, разделить вопросы, перечень которых достаточно большой. По-моему, 20 или 24 вопроса в 4-м разделе, и он может их разделить на подкомиссии, соответственно. Одна подкомиссия, например, занимается листками трудоспособности. Другая подкомиссия занимается решением обращений граждан, жалоб, подобных вопросов. Таким образом можно разделить, делегировать полномочия, тогда получается всё очень аккуратно и складно.

Лена Каримова: Анжелика Павловна, мы делегируем подкомиссиям свои определённые функции. А если, допустим, медицинская организация имеет множество филиалов, и они находятся в разных точках города или раскиданы, то может ли быть комиссия в головном офисе, в административном корпусе, а, например, в хирургическом своя подкомиссия, в акушерско-гинекологическом – своя? Потому что есть же многопрофильные больницы, где не смогут специалисты ездить в административный корпус.

Анжелика Ремез: Здесь я как ещё и корпоративный специалист, хотела бы задать вопрос: каким образом организована филиальная система у такой организации? Если в действительности это одно юридическое лицо и это включённые подразделения, тогда, действительно, в медорганизации единая врачебная комиссия. Если это группа компаний под единым брендом, которую составляют собой отдельные юридические лица или отдельные филиалы, кстати, тоже как вариант, у них, у филиалов может быть отдельная врачебная комиссия, тогда это отдельно. Если это единое юридическое лицо с подразделениями, по моему мнению, если смотреть 502-ой приказ, он таких нюансов не отражает, и Федеральный закон 323 «Об основах охраны здоровья граждан» тоже об этом не говорит. Но, как я вижу эту систему? Я вижу, что всё-таки председательствующая часть комиссии – это головная компания, но обязательно в рассмотрении тех или иных вопросов должны участвовать члены комиссии, являющиеся медицинскими работниками на местах. Здесь вопрос только, например, в территориальной удалённости, встаёт вопрос подписания. У нас в правовой практике, в том числе и в нотариальной практике давно уже есть такая возможность, подписать с одной стороны, потом пересылка. Я сейчас говорю не про электронную подпись. Электронная подпись – это электронно-цифровой код, который сейчас активно вводится. То есть проведение с видеозаписью онлайн заседания комиссии, с сохранением видеозаписи и подписание сторонами, с пересылкой другой стороны на подписание результата протокола - это первый способ. Второй способ, конечно, если есть электронно-цифровые подписи, которые уже используются, то можно и с их помощью оформить.

Лена Каримова: Анжелика Павловна, я правильно понимаю, исходя из 48 статьи Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан» мы говорим о том, что есть врачебная комиссия и есть консилиум врачей. Принципиальные отличия консилиума и комиссии всё-таки есть, не нужно смешивать эти понятия, не нужно их заменять друг другом?

Анжелика Ремез: Да, это разное, у них разные функции, в первую очередь разные формы собрания. Если врачебный консилиум собирается больше по текущим вопросам, быстрому, оперативному их решению, то врачебная комиссия рассматривает ряд вопросов, в которых, например, уже физически нового пациента быть и не может. Например, консилиум собирается вокруг пациента, который ещё находится в медучреждении, в этой организации, и решает вопрос о состоянии пациента и принятии консилиумом совокупно дальнейшего решения о том, какое лечение продолжить. Комиссия другие вопросы решает, всё-таки.

Лена Каримова: Кто входит в состав комиссии?

Анжелика Ремез: Возглавляет врачебную комиссию председатель. Если мы будем читать Приказ 502, это председатель, у него заместитель, один или два, если мы говорим об одной комиссии в одном собрании. Обязательно должен быть секретарь, который ведёт записи, и члены комиссии. Встал логичный вопрос, сколько должно быть членов комиссии. В прежнем своём материале я упоминала, что в составе может быть не менее 4 человек. Это председатель, один-два заместителя, члены комиссии и секретарь. Однако, если мы будем дословны, а с точки зрения юридической техники нормативно-правовые акты читаются максимально дословно и скрупулёзно, до запятой и до буквы, то в 15 разделе данного приказа указано, что решение на комиссии принимается двумя третями членов. Теперь давайте, снова вернёмся к составу, будем также дословно читать, состав: председатель, заместители, члены. Сам порядок говорит о членах, то есть председатель и заместители – это не члены. Они входят в состав ВК, но членами не являются, хотя с точки зрения участия они члены, участники этой комиссии. Получается, из этой простой арифметики выходит так, что у нас должно быть три члена комиссии, чтобы собиралось две трети, как минимум. Итого: председатель, зампредседателя 1 или 2, допустим, 1, три члена комиссии и секретарь. 6 человек, минимум, получается, должно входить в состав.  И вот привет… В маленькой организации где же взять столько народа?

Станислав Кузьмин: На самом деле, мы сейчас пришли к самому интересному вопросу. Наверное, еще и предыдущий вопрос затронут, об организации комиссий в различных филиалах, о роли локальных актов, насколько они важны. У нас есть основополагающий Федеральный закон, Приказы министерства, но обязательно их нужно под себя адаптировать, потому что в зависимости от формы организации, собственно говоря, зависит, как будет функционировать то или иное подразделение. В данном случае как раз, если мы говорим о врачебной комиссии, мы сами для себя должны решить, как она будет у нас функционировать, как она будет функционировать в соответствии с работой филиалов, как они будут между собой взаимодействовать для максимальной эффективности деятельности данной комиссии. Поэтому, лишний раз делаем акцент на том, что нужно не просто принимать на себя какие-то приказы сверху, они обязательно должны быть адаптированы, исходя из условий, конкретных условий каждой конкретной медицинской организации. Это категорически важно. Тогда эти приказы и законы становятся максимально выполнимыми, они становятся работающими только в этом случае.

Анжелика Ремез: Да, в том числе. Получается, те вопросы, как отрегулировать на месте момент подписания протоколов, когда всё раскидано…

Чтобы приказы и законы были выполнимыми и работающими, их необходимо адаптировать под конкретные условия медицинской организации.

Станислав Кузьмин: Конечно, это нужно решать только у себя.

Анжелика Ремез: Когда сам порядок этого не предусматривает, мы можем в силу непротиворечащих норм установить свои правила, совершенно согласна.

Станислав Кузьмин: Конечно, конечно, каждый принимает решение, как знает. Эти моменты нужно как раз регулировать внутри. Только тогда эти нормативно-правовые акты становятся максимально эффективными.

Лена Каримова: Станислав Борисович, получается, предложения и рекомендации Росздравнадзора по внутреннему контролю качества применимы также и к деятельности врачебной комиссии? То есть к созданию алгоритмов работы врачебной комиссии, которые установлены локальными нормативно-правовыми актами?

Станислав Кузьмин: Наверняка, конечно. Во всяком случае, к ним нужно подходить именно точно так же, с пользовательской позиции, понимаете, брать из них то, что именно, правда, будет работать. Тогда мы получаем положительный результат. Только в этом случае.

Анжелика Ремез: Но при этом мы должны понимать, что наши внутренние изменения, алгоритм не должен противоречить требованиям, которые устанавливают вышестоящие.

Станислав Кузьмин: Нет, естественно. Здесь, опять же, основной принцип иерархии нормативно-правовых актов. Мы что-то можем позволить, расширить, но ни в коем случае не сужая возможностей, которые позволяют нормативно-правовые акты, которые находятся выше по юридической силе. Это основные принципы и подходы.

Анжелика Ремез: Станислав Борисович, в 502-м приказе это нормирование по составу председатель, зампредседателя и так далее, если иное не установлено внутренне, получается, это не диспозитивная норма, это императив. Получается, в этой ситуации мы не можем никак отрегулировать количество участников внутренними актами.

Станислав Кузьмин: Смотря, каково количество сотрудников вообще. Разные же бывают организации, где, может быть, собрать комиссию в таком количестве категорически сложно, наверное.

Анжелика Ремез: Тогда очень часто возникает вопрос о том, можно ли привлекать со стороны, приглашённые специалисты.

Станислав Кузьмин: В данном случае, как раз, мне кажется, нет, потому что это внутренние вопросы данной организации. Привлекать кого-то извне – это уже будет врачебная комиссия не данной организации.

Лена Каримова: Разглашение врачебной тайны у нас же допускается в вопросах качества и безопасности медицинской деятельности. Может, всё-таки возможно приглашать стороннего специалиста, если речь идёт по вопросам качества и безопасности?

Станислав Кузьмин: Если только узкопрофильный специалист, который поможет решить какой-то конкретный вопрос. Но это, опять же, нужно решать локальными актами, я считаю, обосновывая, почему мы привлекаем того или иного специалиста, который не является сотрудником данной организации. Вполне объяснимо, мне кажется. Только такой выход, наверное. В любом случае, это объяснение должно быть регулировано внутриорганизационными локальными нормативно-правовыми актами. Только так.

Анжелика Ремез: Я с точки зрения правовой практики тоже не вижу препятствий привлечению специалистов со стороны. По поводу входного ценза во врачебную комиссию необходимо, как минимум, предусмотреть локальными актами брать с медицинского работника, который привлекается в качестве члена комиссии со стороны, так скажем, входную запись о том, что соблюдение врачебной тайны будет сохраняется. Я лично проблем законодательных не вижу.

Станислав Кузьмин: Естественно, это нужно оформлять, ставить на букву закона. Мне кажется, здесь нет никаких противоречий. Они всегда будут решаться тогда, когда в организации будут адаптировать нормативно-правовые акты под себя. Нюансы каждой конкретной медицинской организации и будут подвигающим фактором, требующим от самой организации регулировать те или иные вопросы, вот и всё.

Лена Каримова: Продолжим разговор о составе врачебной комиссии. Анжелика Павловна, Вы упоминали такого участника в составе, как секретарь врачебной комиссии. У секретаря врачебной комиссии есть свои функции, свои обязанности, он тоже выполняет определённую немаленькую роль. Кто может быть по специальности секретарём врачебной комиссии? Может ли это быть средний медицинский персонал, или младший медицинский персонал? Может быть, секретарь главного врача? Кто может являться секретарём врачебной комиссии?

Анжелика Ремез: Очень интересный вопрос. Вы меня, конечно, немножко им ошарашили. В приказе есть пункт 17 о том, что секретарь врачебной комиссии вносит принятое решение в медицинскую документацию пациента, а также в журнал. В нашем недавнем разговоре Вы упомянули о том, что у контролирующих органов есть оспаривающая судебная практика и наказание в случае, если секретарь не медицинский работник. Правильно понимаю, что есть такая практика? У меня лично такой практики не было.

Лена Каримова: Да, я слышала из докладов на конференции, в том числе, что не допускается.

Анжелика Ремез: Не допускается. Но это, видимо, мнение Росздравнадзора по данной части. Но, если исходить от обратного, например, 17 пункт: секретарь вносит в медицинскую документацию пациента записи. В медицинскую документацию у нас кто имеет право вносить записи? Медицинские работники, кроме оформления титульного листа. Кстати, на ресепшене тоже медицинские работники. В данной ситуации нигде в приказе прямо не прописано, что он должен быть врачом с высшим профессиональным медицинским образованием.

Лена Каримова: Всё-таки, Вы считаете, что работник со средним медицинским образованием может выполнять функцию секретаря?

Анжелика Ремез: Моё мнение как юриста, как практика – да. Опять же, я ссылаюсь на 13 пункт, в котором перечислены функции секретаря врачебной комиссии. Хочу отметить отдельно, что, согласно юридической технике составления документов, это отдельный пункт, отдельно говорится про председателя, отдельно говорится про состав, про членов и прочих, а про секретаря идёт отдельно, перечислены функции. Например, составление планов и графиков, подготовка материалов для заседания, подготовка документации, которая выкладывается на изучение, уведомление членов, письменные приглашения. Все эти действия может осуществлять и средний медицинский персонал. Я не вижу нигде законодательного закрепления, прямого требования о том, чтобы секретарь был с высшим медицинским образованием, врачом.

Лена Каримова: Я вернусь к теме нашей прошлой передачи и нашему гостю, уважаемой Светлане Михайловне Саяпиной, которая прямо делала упор на то, что публичное право характеризуется тем, что разрешено то, на что есть прямое указание в законе. В законе есть прямое указание, это пункт 8 приказа 502н, где говорится, что врачебная комиссия состоит из председателя и секретаря, то есть, врачебная комиссия состоит из секретаря. Дальше мы читаем пункт 12: «В состав врачебной комиссии включаются заведующие, врачи-специалисты». То есть, секретарь входит в состав, и в состав входят заведующие структурными подразделениями и врачи-специалисты. Вернёмся к части 1-ой 48 статьи 323 Федерального закона, «Врачебная комиссия состоит из врачей и возглавляется руководителем медицинской организации». То есть нет прямого указания в законе, что секретарь врачебной комиссии может являться средним медицинским работником. Поэтому, всё-таки, моё мнение такое, что должен быть врач.

Анжелика Ремез: Я бы сказала, скорее, что это принципы не публичного права, а принципы административного права. Если в гражданском праве у нас разрешено всё, что не запрещено, а в административном запрещено всё, что прямо не разрешено, то в данном случае, если дословно смотреть на все эти нормы, если читать так до буквы, и, более того, здесь везде стоит точка, то есть списки закрыты, то – да, можно и придраться. Можно и придраться к тому, что это должен быть врач, но вопрос спорный. Я, конечно, не могу судить законодателя, когда он писал эти приказы, я считаю, что, скорее всего, это идёт недоработка приказа, какое-то определённое упущение.

Станислав Кузьмин: Во всяком случае, жёсткого ограничения нет и поэтому, наверное, в положении о врачебной комиссии локальным актом как раз эти аспекты должны оговариваться, мне кажется, это вполне решаемо. Здесь ограничений как раз и не должно быть.

Лена Каримова: На самом деле, очень интересный вопрос и обидно будет медицинской организации, что именно за это нарушение, которого нет, могут быть наложены штрафные санкции. Поэтому каждая медицинская организация должна оспаривать своё право на включение в состав врачебной комиссии того или иного работника.

Анжелика Ремез: Вообще, мы в этой ситуации, в назначении штрафных санкций, если честно, идём по кривому немножко пути. Если мы говорим, кто может вообще так пристально рассматривать состав врачебной комиссии, не говоря о его результатах, а именно пристальный процессуальный момент, мне кажется, это больше всего страховые компании, те же листки нетрудоспособности и так далее. Это не самые лучшие на сегодняшний день подход и практика в нашей медицинской деятельности. Я думаю, что если таковое имеется, то это только желание снизить выплаты и наложить штрафные санкции. Не самая лучшая мотивация.

Лена Каримова: Анжелика Павловна, расскажите нам, пожалуйста, о функциях, или, если этих функций достаточно много, о самых, может быть, главных функциях, которые выполняет врачебная комиссия в своей деятельности.

Анжелика Ремез: Мне, как непосредственно судебному специалисту-процессуалисту, очень важна 23-я функция из 4 раздела - рассмотрение обращений граждан с жалобами по деятельности, по оказанию медицинской помощи, медицинских услуг.

Лена Каримова: Да, сразу спрошу. Рассмотрение жалоб обращений по вопросам, связанным с оказанием медицинской помощи гражданам медицинской организацией, рассматривается в соответствии с законом об обращении граждан, или, всё-таки, с законом о защите прав потребителей? Потому что тоже возникают споры, как и по вопросу секретаря врачебной комиссии. Один берег говорит о том, что это закон об обращении граждан, другой берег говорит, что это закон о защите прав потребителей. Может быть, истина где-то посередине, а может быть, прав только один из участников такого спора? Скажите нам, пожалуйста, чем руководствоваться?

Анжелика Ремез: Знаете, если истина где-то посередине, то все потонут посередине этой реки. Надо докричаться одному берегу до другого просто. Суть в том, что, однозначно, это закон о защите прав потребителей, десятидневный срок на ответ на запросы граждан. Почему здесь не подходит закон об обращении? Всё очень просто, статья 1, тут, практически, любой нормативный акт, который мы берём, нужно сразу смотреть зону его применения. «Настоящий Федеральный закон регулируется правоотношением, связанным с реализацией … закреплён за ним на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, а также устанавливается порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами». У нас медицинские организации не входят в число государственных органов. Это организации, оказывающие услуги населению.

Лена Каримова: Но, может быть, она осуществляет публично значимые функции?

Анжелика Ремез: Не согласна, это не публично значимые, это очень частные правовые отношения как раз, именно с учетом того, что идёт техническое сотрудничество врача и пациента.

Лена Каримова: Может быть, если не госорганы и муниципальные, то это иные учреждения, на которые возложены публично значимые функции?

Анжелика Ремез: Не соглашусь, опять же. Тогда можно следующим образом подойти к этому вопросу. «Установленный порядок настоящим законом, связанный с рассмотрением, если иными законами не предусмотрено…» В общем, если нет иных законов, предусматривающих те или иные правоотношения. В данном случае у нас есть закон о защите прав потребителей. Кстати, если мы будем брать на чашу весов, например, закон о защите прав потребителей, то этот потребительский как-то выскакивает всегда вперёд. Ещё в своё время Конституционный Суд сказал, что «Жизнь и здоровье человека есть наивысшее благо и ценность, в отсутствие которого все остальные ценности просто теряют свой смысл». Поэтому у нас личное здоровье считается номером один, и поэтому срок меньше ответа.

Лена Каримова: Да, 84 статья 323 закона, в которой говорится, что платные медицинские услуги подчиняются закону о защите прав потребителей. Постановление Пленума Верховного суда говорит о том, что ОМС и ДМС рассматриваются с точки зрения закона о защите прав потребителей. Я могу ошибаться, коллеги, но, насколько я знаю, ни законом о защите прав потребителей, ни законом об обращении граждан не предусмотрено рассмотрение именно претензий. По-моему, в законе об обращении граждан, это обращение, предложение и заявление, жалоба. В законе о защите прав потребителей, это обращение, заявление, жалоба, кроме предложений. Претензий ни в том, ни в другом законе нет.

Анжелика Ремез: Есть понятие «Жалоба», жалуются, да. У нас, с точки зрения процессуального момента, то есть взаимоотношения в суде, претензии и жалобы примерно, так скажем, по своему понятийному аппарату друг другу кое-где идентичны.

Лена Каримова: Скажите, пожалуйста, Анжелика Павловна, у нас есть пункт 5 37-ой статьи «О порядке оказания медицинской помощи и стандарты медицинской помощи», в которой говорится, что, если в стандарт не входят лекарственные препараты, медицинские изделия, лечебное питание, то, по медицинским показаниям, а медицинские показания – это индивидуальная непереносимость и жизненные показания, по решению врачебной комиссии все перечисленные пункты могут быть рекомендованы и проведены пациенту. Как это на деле осуществляется по решению врачебной комиссии?

Анжелика Ремез: Признаться честно, Лена, мне достаточно сложно этот момент комментировать, потому что он немножко выпадает из моей практики, вопросы про лекарственные препараты. Я, всё-таки, исключительно судебник, я работаю с жалобами, конфликтными ситуациями. Но, насколько мне известно, это расширение решается в рамках врачебной комиссии. На одной из конференций, в сочинской конференции, этот вопрос рассматривался, как фиксирование. Там есть ряд препаратов, по-моему, который не входят в жизненный перечень, так называемые препараты в офлайне. По-моему, они всё равно могут утверждаться через врачебную комиссию и назначаться конкретному пациенту, исходя из его диагноза и состояния, если мне не изменяет память.

Станислав Кузьмин: Да, да, чтобы не было претензий именно страховых компаний, что это не входит в стандарты, для того чтобы подтвердить, для эффективного лечения, либо исключить препарат, потому что он имеет именно определённые побочные эффекты, на него аллергия, либо он неэффективен в связи с тем, что его часто уже применяли. Обязательно должно быть обоснование. Но это не компетенция, подчёркивается в законе, конкретного лечащего врача или консилиума. Решение принимает врачебная комиссия. Если есть у нас заключение врачебной комиссии, тогда у страховой компании, собственно говоря, никаких проблем нет. В противном случае они, естественно, появляются - на каком основании лечащий врач вышел за рамки стандартов. И это не оплачивается.

Лена Каримова: Мы говорим об элементе некачественного оказания медицинской помощи, если не по стандарту?

Станислав Кузьмин: Надо доказывать.  А как доказывать, что она качественная? В данном случае да, страховая компания будет говорить, что это не входит в стандарт, вот и всё. Это только почва для конфликта, понимаете? Чтобы её не было, всё решается практически на законных основаниях врачебной комиссией. Это исключительно её компетенция. Более того, Анжелика Павловна сказала, что очень много функций у врачебной комиссии, 25 пунктов в приказе, по которым расписано. Причём, они так расписаны, что это ещё не ограничение всех функций, которые решает врачебная комиссия. Это лишний раз говорит о том, что для медицинской организации нужно взять на вооружение. Не должно быть формального подхода, что просто у нас есть комиссия, она чем-то занимается, потому что это очень серьёзный механизм, который может с практической точки зрения, во-первых, очень помочь устранить некие системные ошибки, если мы говорим о качестве оказываемой медицинской помощи, иметь уже превентивный характер, чтобы не было допускаемых ошибок, чтобы они не повторялись в дальнейшем. Ещё что очень важно, что заключение врачебной комиссии имеет коллективное заключение и исключает авторитарность каких-то выводов. Это не просто руководитель учреждения решил, что будет так, а это принимает, как раз, именно сообщество в целом. Вот в чем, собственно говоря, важность самой врачебной комиссии.

Врачебная комиссия – важный регулировочный механизм для медицинского учреждения, выполняющий множество функций.

Лена Каримова: Анжелика Павловна, может ли врачебная комиссия заниматься внутренним контролем качества? Или это не входит в её компетенцию?

Анжелика Ремез: Это входит по порядку в её компетенцию. Безопасность и контроль качества, это, как раз, один из 25 установленных пунктов. Это мой выученный предмет, я всё про своих тараканов, про свои судебные вопросы. Мой конкретно пункт это 23, обращение по жалобам, составление протоколов ВК.

Лена Каримова: Тема, которая, я думаю, очень интересует медицинскую организацию в первую очередь.

Анжелика Ремез: По поводу того, как вести дела по защите медицинских организаций в судебном процессе. Когда я беру судебное дело на стороне медицинской организации по иску пациента, моя задача в первую очередь - предоставить суду полный комплект документации, максимально удобопонятной. Судья ведь у нас не имеет медицинского образования и нужно максимально помочь ему. А у нас представители со сторон кто? Юрист.

У него какой статус? Это помощник судьи. Он не просто юрист, его задача - помочь судье понять позицию стороны и предоставить максимально в удобопонятной форме материалы, на основании которых судья поймёт позицию и выстроит, соответственно, запрос на судмедэкспертизу, если таковая понадобится. Протокол врачебной комиссии здесь играет просто незаменимую роль. Это работа, кстати, юриста - правильно предоставить документ в дело в нужный момент, в нужное время.

Лена Каримова: Спасибо большое, Анжелика Павловна! Я надеюсь, мы в следующей передаче рассмотрим пункт 24 4-го раздела приказа 502Н «О рассмотрении обращений, жалоб и вопросов, связанных с оказанием медицинской помощи», потому что я считаю, что такой протокол, именно по жалобе, это такая маленькая судебно-медицинская экспертиза по факту ненадлежащего оказания медицинской помощи.

Анжелика Ремез: Один из главных вопросов, который ставится на врачебной комиссии внутри, это сама организация должна ответить на вопрос: есть ли причинно-следственная связь между тем, что произошло, и медицинской помощью? Это, по сути, практически отзыв на судебно-исковое заявление и полностью стратегические позиции медицинской организации. Это очень важный документ.

Лена Каримова: Подводя итоги сегодняшней программы, мы призываем медицинские организации к тому, что нужно организовывать внутри организаций именно врачебную комиссию. Не конференцию, не заменять актом служебного расследования, служебной проверки и ещё множество форм. Организация, создание и деятельность врачебной комиссии отрегулированы законодательно, и поэтому, конечно же, нужно пользоваться именно врачебной комиссией.

Станислав Кузьмин: Это реально действующий механизм, а им надо просто уметь пользоваться.

Лена Каримова: Спасибо Вам большое, дорогие коллеги!

 

Источник https://doctor.ru/view/55679/

Наверх